Актуальность системного подхода в современной политической науке

Системный подход представлен в науке системной теорией и системным анализом. Системная теория выполняет задачи построения, описания систем и составляющих их элементов, взаимодействия системы и среды (Берталанфи, Акофф, Заде, Гиг). Системный анализ – это вполне конкретный метод, благодаря которому в ходе понимания объекта появляется определенная упорядоченность. Сегодня политическая наука всецело охвачена системным подходом. Скачок в развитии понимания как системной теории, так и метода применительно к политической науке зафиксирован в 60ые годы 20века. Именно тогда появляются работы «Категории системного анализа» Д.Истона (1965), «Основы самоорганизующейся системы» Эшби (1962), «An Introduction to Comparative Government.» Ж.Блонделя (1969), «Прикладная общая теория систем» Джона Ван Гига (1978) и др. В России системный подход в политическую науку пришел относительно недавно. Так, наиболее яркими представителями стали С.Капица, Н.Моисеев, Урманцев, Мельников.
Итак, системный подход позволяет классифицировать политические системы по разным основаниям.
Ключевой работой в осмыслении системного подхода в политических науках стала работа Дэвида Истона «Категории системного анализа». Он определял политическую систему как «постоянно меняющуюся функционирующую динамическую систему». Д.Истон задавался вопросом, каким образом политическим системам удается выживать как в стабильном, так и меняющемся мире? Его работа раскрывает жизненные процессы политических систем, т.е. фундаментальные функции, без которых никакая система не может длительное время существовать, а также типичные способы реакций, с помощью которых системам удается их поддерживать. Системный анализ политической жизни опирается на представление о системе, находящейся в некоторой среде и подвергающейся внешним возмущающим воздействиям, угрожающим вывести существенные переменные системы за пределы их критических значений. В рамках этого анализа важным является допущение о том, что для того, чтобы выжить, система должна быть способна отвечать с помощью действий, устраняющих стресс.
Очередным интересным исследованием в данном контексте является работа Чарльза Эндрейна «Сравнительный анализ политических систем», где «политическая система – это средство воплощения и выработки в жизнь решений, влияющих на общество в целом». Анализ такой системы включает в себя исследование следующих категорий: культурные ценности, власть, которой обладают структуры (правительства, партии, иностранные структуры), поведение политиков и рядовых членов общества. Ч.Эндрейн предлагает следующую типологию политических систем: народные(племенные) системы (безгосударственные общества, в которых дистанция между правителями и подчиненными ничтожно мала (племена в Африке – ибо, банту, тутси, хуту)), бюрократическая авторитарная (государство осуществляет строгий контроль над социальными группами; отдельные лица не могут противостоять властям (конфуцианский Китай)), элитистская мобилизационная (сильное государство, в котором социальные группы получают от государства мало самостоятельности, а м\у правителями и управляемыми сохраняется большая политическая дистанция (идеология чучхе в Северной Корее)) и согласительная система (наиболее эффективный тип, когда государство обладает ограниченными возможностями контроля над социальными группами).
Из современных исследований не можем не отметить крупный проект Герта Хофстеде, профессора Университета Маастрихт «Культуры и организации: программирование ума» (2006). Исследование было заказано корпорацией IBM, чтобы понять, как лучше функционировать/получать прибыль, находясь в той или иной политической системе. Так, Г.Хофстеде проанализировал 4 критерия: дистанция власти, фемининность/мускулинность, индивидуализм/коллективизм и избежание неопределенности. Таким образом, по Г.Хофстеде, все политические системы современности исходя из первого критерия подразделяются на политические системы с большой дистанцией власти (Малайзия, Словакия, Гватемала) и маленькой дистанцией власти (Голландия, Канада, США). Категория фемининность/мускулинность также сегодня полноценно применима к политическим системам: так, в Швеции, Норвегии, Голландии можно найти больше «женских черт», чем «мужских» и соответственно наоборот (Великобритания, Колумбия, Филиппины). По индивидуализму и коллективизму лидировать будут, конечно, США, Австралия, Великобритания и Гватемала, Эквадор, Панама соответственно. Избежание неопределенности – очень интересный критерий, по-другому, его можно сформулировать как уверенность в завтрашнем дне. Индексы по данному критерию следующие: низкая уверенность в завтрашнем дне сохраняется в Греции, Португалии, Гватемале, высокая уверенность в завтрашнем дне — в Сингапуре, Ямайке, Дании. Исследование Г.Хофестеде было проведено по 74 странам.
Однако системный подход в политической науке применяется не только для осмысления политических систем. Сегодня все большую важность такой подход приобретает при исследовании глобальных проблем современности (демографической, экологической и т.д.).
Так, Печчеи Аурелио, создатель Римского клуба в 1968, был одним из первых, кто призывал к тому, что настало время пересмотреть традиционные взгляды на человека. Он призывал решать весь спектр глобальных проблем, которые уже ввели человечество в кризис: «бесконтрольное расселение человечества, неравенство и неоднородность в обществе, голод и недоедание, бедность, безработица, мания роста, инфляция, распад финансовой системы, неграмотность, отчуждение, бунты среди молодежи, пытки и террор, политическая коррупция, ядерное безумие, упадок ценностей». Такое системное понимание глобальных проблем, которые уже начинают пересекать границы, распространяться по всей планете, не взирая на конкретные социально-политические условия, существующие в различных странах, было в 1960ые годы передовым и осталось таковым до сих пор.
Если мы обратимся к отечественным ученым, то, безусловно, в первую очередь, к Сергею Капице и его работе «Рост населения земли как глобальная проблема». В ней утверждается, что демографический кризис на планете стал глобальным и характеризуется качественными изменениями. Он задается вопросом, каким будет путь развития человечества дальше? И чтобы ответить на него он использует системный подход, где рассматривает землю как эволюционирующую и самоорганизующуюся систему, которая сама будет регулировать количество населяемых ее людей.
Широкой популярность в политических науках пользуется другой отечественный ученый, академик РАН, Никита Моисеев. В своей монографии «Междисциплинарные исследования глобальных проблем» он анализирует такую глобальную проблему, как экологический кризис, постепенно приходя к выводу о том, что все виды скоро начнут деградировать, проблема Север – Юг останется навсегда неразрешимой, а идеи устойчивого развития утопичны и бесполезны. Он также обращается к системному подходу, который, по его мнению, способен обеспечить коэвлюцию человека и окружающей среды, и найти выход из сложившейся ситуации.
При анализе системного подхода мы не можем не обратиться к понятию энтропии – свойству каждой системы или степени неупорядоченности системы. Системы обладают высокой и низкой энтропией соответственно. Для уменьшения энтропии необходимо уменьшить неопределенность, что достигается путем получения информации. В системах, которые интересуют нас, энтропия весьма высока, т.к., по классификации Джона Ван Гига, они являются мягкими системами. Жесткие системы, по Ван Гигу, отражают влияние физико-математических наук. Такие системы формализованы, к ним относятся технические, технологические, механические системы. Мягкие же системы могут адаптироваться к условиям внешней среды, сохраняя при этом свои особенности. Для анализа таких систем используются интуиция и эвристические методы, методы экспертной оценки. Исходя из данного описания системы, методы, применимые в политических науках, являются мягкими.

Tags: , , , , ,

Оставить комментарий

Внимание: Модератор имеет право удалить ваш коментарий.

В случае использования материалов активная ссылка на capriciosa.ru обязательна